05.04.2014

Интервью Глеба Михайлика

Интервью Глеба Михайлика

"Коммерсантъ С-Петербург" от 25.03.2014

Генеральный директор компании Глеб Михайлик в интервью корреспонденту Кристине Наумовой рассказал о положительном опыте ГЧП, об идее выхода в Чеченскую Республику, а также о том, почему отказался от ребрендинга.

— Ранее вы говорили о том, что планируете провести ребрендинг компании и отказаться от бренда "Скандинавия" в пользу единого — "Ава-Петер"...

— С момента открытия нашей первой клиники "Скандинавия" прошло ровно десять лет. Это наш второй бренд, который мы развиваем наряду с "Ава-Петер". Недавно по нашему заказу было проведено маркетинговое исследование, согласно которому 74% жителей Петербурга ассоциируют название "Скандинавия" с сетью наших клиник. Казалось бы, Скандинавия — это и географическая область, и одноименные страховая компания, отель, трасса. Но оказалось, что для жителей города это имя стало одним из самых популярных медицинских брендов. Поэтому мы решили отказаться от идеи ребрендинга. В любом случае, два наших бренда отвечают за разные направления деятельности. "Скандинавия" — это многопрофильные клиники, оказывающие лабораторно-поликлинические, диагностические услуги, имеющие в своем составе также госпиталь и родильное отделение. Клиники "Ава-Петер" работают в области репродуктивной медицины. Можно было бы инвестировать значительные средства и в результате получить бренд, который пришлось бы развивать с нуля. Мы решили пойти другим путем и регистрируем торговый знак клиники "Скандинавия".

— Какую долю петербургского рынка платной медицины занимает компания "Ава-Петер"?

— Рынок платных медицинских услуг Петербурга можно оценить в 6-8 млрд рублей. Компания "Ава-Петер" в целом, включая направление репродукции человека и многопрофильные клиники "Скандинавия", занимает 25-30% петербургского рынка. Если говорить отдельно о направлении репродуктивной медицины, то здесь мы занимаем более половины рынка. По направлению "акушерство" — около 10% рынка платных услуг. Но занять какую-либо долю рынка для нас не самоцель.

— Каким для компании был прошлый год с точки зрения финансовых показателей?

— Год был довольно успешным. Наш оборот составил более 2,8 млрд рублей. Консолидированная финансовая отчетность по итогам года еще находится на стадии утверждения.

— Какие направления развития сейчас приоритетны для компании?

— У нас есть утвержденный советом директоров план развития, в котором обозначены основные направления деятельности. Первое и самое затратное направление — запуск проекта "Северная клиника". Это многопрофильный госпиталь в Приморском районе Петербурга, первая очередь которого должна быть открыта осенью этого года. Инвестиции в проект составят более 1,5 млрд рублей. Сейчас на объекте идут отделочные работы, начата поставка медицинского оборудования на сумму более 500 млн рублей. Второе направление — развитие филиальной сети. В состав компании входит десять клиник в Петербурге, две в Казани, одна в Вологде. Открывать небольшие клиники нам проще — мы отлично знаем, как это делать. Нам хорошо известны требования к помещению, параметры проектирования и оснащения клиник. Город активно развивается, и вопрос наполнения жилых массивов социальными услугами сегодня стоит остро. Сейчас мы рассматриваем несколько районов города, где нам было бы интересно открыть подразделения. Привлекательным выглядит Юго-Запад, где сегодня появляется много новостроек и присутствует платежеспособный спрос.

— В каких городах, кроме Петербурга, вы готовы развиваться?

— Мы активно развиваемся в Казани, где у нас два проекта. Первый мы реализуем в рамках государственно-частного партнерства. Мы получили в управление Центр репродукции и планирования семьи Республики Татарстан, реконструировали его за рекордные сроки и с сентября 2011 года запустили. Второй проект — клиника "Ава-Казань". Мы вложили в этот проект около €22 млн. Сейчас завершилось строительство и оснащение центра, и он заработал в структуре, в которой мы его задумывали. У нас есть осторожный оптимизм, что нам удастся сделать этот проект успешным и прибыльным. Дело в том, что рынок Казани отличается от петербургского более низкими ценами на услуги, а также одним из лучших в России бесплатным здравоохранением. При этом затраты высоки так же, как в Петербурге.

Мы определили для себя структуру клиники, с которой могли бы выйти и в другие регионы. Но это не значит, что мы приступим к этому завтра. Многое тормозит отсутствие профессиональных кадров. Иногда к нам приходят инвесторы с предложением: "А если мы вам дадим, например, $50 млн, вы разовьете сеть?" Приходится объяснять, что медицинский бизнес имеет серьезные отличия, например, от ритейла. Основная проблема в том, что услугу оказывает человек, врач. А его надо готовить годами.

— Вас приглашают в Грозный...

— Мы подписали соглашение о намерениях с Министерством здравоохранения Чеченской Республики, но это документ, определяющий наши отношения на предварительной стадии проекта. Мы изучаем возможность создания центра репродукции на условиях государственно-частного партнерства. В регионе есть большой спрос на такие услуги, но существует ряд проблем. Прежде всего отсутствуют квалифицированные специалисты. Также мы прекрасно понимаем особенности региона, связанные с религиозными и родовыми традициями. Судьба проекта пока под вопросом, но мы активно работаем в тесном контакте с Министерством здравоохранения Чеченской Республики.

— Вы рассматривали возможность создания перинатального центра в Петербурге на условиях ГЧП. На какой стадии находится этот проект?

— Город прорабатывает возможность организации государственно-частного партнерства для реконструкции родильного дома N 17 и преобразования его в перинатальный центр. Мы принимаем участие в работе группы, в состав которой также входят управляющая компания "Лидер" и австрийская группа Vamed. Мы находимся в финальной стадии подготовки концепции проекта, которую направим в Смольный. Если концепция будет одобрена, будет проведен тендер на право заключения соглашения. Надеюсь, что решение по этому проекту будет принято в этом году.

— ГЧП — эффективный механизм для реализации проектов в области здравоохранения?

— Зависит от того, какая стоит цель. Если мы говорим о качестве, скорости, безопасности, то ГЧП — эффективный механизм. По стандартной схеме расходования бюджетных средств объявляется множество отдельных конкурсов: на создание рабочей документации, проектирование и строительство здания, на его оснащение инженерными системами, на поставку медицинского оборудования. Таким образом, каждый этап проекта реализуется разными подрядчиками, что существенно усложняет процесс. При такой схеме подрядчик не заинтересован в качестве строительства. В то же время в варианте концессии компания понимает, что строит для себя и потом сама будет эксплуатировать объект. Если говорить о минимизации расходов, то ГЧП обойдется несколько дороже, так как появляются финансовые издержки и организационные вопросы. Основная проблема, которую мы сейчас пытаемся уладить, связана с источниками финансирования содержания объекта. На содержание и эксплуатацию такого перинатального центра необходимо тратить около 120 млн рублей ежегодно. Однако в существующих тарифах ОМС не заложены необходимые средства, а у города также нет больших возможностей увеличивать бюджетные расходы. Возможности рынка также ограничены. В общем, ГЧП является перспективным инструментом, но заставить его эффективно работать непросто.

— Доверяют ли сегодня пациенты частным клиникам?

— В государственных клиниках можно получить услугу, но вопрос сервиса, как правило, остается открытым. Да, существует мнение, что в частных клиниках пациентов "раскручивают" на дополнительные траты, назначаются ненужные процедуры. Но смею вас заверить, мы хорошо понимаем, что это путь в никуда. Пациенты общаются между собой, обмениваются информацией. Удовлетворенный пациент приведет троих, а неудовлетворенный уведет десятерых. Кроме того, есть юридическая процедура: пациент может подать в суд и оспорить действия врача.

— В прошлом году частные клиники получили доступ к ОМС для ЭКО. Подведите итоги 2013 года.

— То, что все клиники получили доступ к ОМС, это, безусловно, положительный момент. Комитет по здравоохранению, фонд ОМС и представители медицинских учреждений разработали ясные критерии включения компаний в программу и исключения из нее. Таким образом, в предоставлении услуги экстракорпорального оплодотворения удалось создать оптимальную систему, основанную на реальных показателях клиники. Тем не менее остаются некоторые трудности. Например, сложная маршрутизация пациентов, в результате которой огромное количество пациентов просто не могут попасть в клиники, работающие в системе ОМС. В прошлом году город заказал 1,5 тыс. циклов ЭКО, из них была проведена только половина. Это вовсе не означает, что услуги не востребованы, просто, к сожалению, не все пациенты смогли преодолеть бюрократические преграды.

"Коммерсантъ С-Петербург" от 03.10.2013